материалы

 

Самые известные появления НЛО

Дуэль

Карфаген возник за столетие раньше, чем обнесенный перепаханой чертой по преданию Ромулом и Ремом, двумя братьям Рим. Он был заложен сестрой тирского царя Пигмалиона – Дидоной. Приблизительно в 814 году до н. э финикийскими колонистами из города Фес. Финикийцы или «красные люди», которые отличались умением хорошо вести торг и своей экономической системой в которой присутствовали государственные займы и государство через банковскую сферу могло давать, или погашать долговые обязательство, что само по себе вызывает живой «экономический» интерес. Это подчеркнул в своих работах один из лучших антиковедов, таких же безгранично привязанных к времени первых западных цивилизаций как Г. Шлиман в поисках своего, скрытого в героическом эпосе «Троя» городе. Они пишет: «среди всех значительных государств древнего мира только в одном Карфагене мы находим экономические принципы более поздней и более просвещенной эпохи; этим мы намекаем на государственные займы, между тем как в денежной системе мы находим кроме золотых и серебряных монет также лишенные материальной стоимости денежные знаки, с употреблением которых не был знаком древний мир.»

Широко известно, освещаемо в событиях Пунических войн, те государственные потуги лёгшие на плечи олигархической власти древнего города – государства в результате его поражений: вторая Пуническая война закончилась выплатой 10 000 талантов, сдачей всего военно-морского флота и утратой своих интересов, отказом от Испанских колоний.

В отличие от аристократического правления крупных земельных собственников, что входили в государственный аппарат развивающегося Римского «цивитаса», пунийцы управлялись герусией – советом старейшин и двумя выборными царями, власть которых они ограничивали и уполномочивали во время войны и мира.

Рим и Карфаген, сошлись у острова Сицилия, находясь по разным формам политического и экономического развития: что было лучше? В военном искусстве обе эти стороны, показали себя в чем – то искусней; слоны и «вороны» - мостики сброшенные с римских судов. И последние пристанище у городских стен, что как будто должно подтолкнуть их к чему – то общему, но как показывает практика римская империя шла насколько далеко, на столько у нее хватало внутренних ресурсов: обрушились с приходом нового времени – республики последних римских императоров – варваров, стены не только построенные римлянами, но и сама власть ставшая заложников у таких видных варварских, как готский вождь Алларих осаждавший Рим с целью давления на императора Гонория и сенат избранных править и руководить центром вселенной. О вселенских катастрофах воздвигнутых в виде стен от кочевых орд в центрально – азиатской плоскости, приведших в движение всех: от живущих оседло, или же также, разъезжающих – по кочевым становьям: заселяющих и делающих передышку в дипломатических тонкостях византийского мышления, когда на чашу весов были брошены, и свирепые вестготы, на армии которых прельстился император Валент: «И вот под предводительством Алавива готы заняли берега Дуная и отправили посольство к Валенту со смиренной просьбой принять их; они обещали, что будут вести себя спокойно и поставлять вспомогательные отряды, если того потребуют обстоятельства.»

Подгоняемые неведомой для них бедой, они пришли, как многие варвары, чтобы враждующие временно застыли в ожидании, и пришли к примирению; как будто перед нами возникает трагедия «Прометей прикованный»,что заточенный стенами, чтобы освободить свой дух в уже философском знании Гегеля о мировом духе, где точно также блуждает одичавшая превращенная в корову и бессмысленное животное: жертвенное, если брать саму суть магического приношения в анимистических верованиях, где с быком и коровой связан кровавый обмен – жертвоприношение. Она превращённая Герой одним из древнейших религиозных символов покровительнице очага и родов. Превращенная ее в корову Зевсом, она подгоняемая оводом пересекает какие – то границы, что едва различимы. Где мы «не историки, а поэты.» В книге Э. А. Томпсон. «Гунны. Грозные воины степей» пересекают Керченский пролив вслед за устремившимися за своими стадами пастухами. «Увы, это не совсем так. Когда Евнапий говорит, что обращался за помощью к древним писателям, то это были не историки, а поэты. Васильев, рассматривая версию легенды, содержащейся в сочинении Созомена, обращает наше внимание на фразу: «…ужаленный оводом бык перешел через озеро, и за ним последовал пастух…» «Ужаленная оводом» взято у Эсхила из мифа об Ио, которая, «ужаленная оводом», бежала из страны в страну. Мы должны согласиться с Васильевым, что вариант с быком не что иное, как «пережиток античного мифа об Ио, в которую влюбился Зевс, и, чтобы скрыть ее от своей жены Геры, превратил в корову»

Превратив стены разделяющие и соединяющие китайские царства Цинь, Вэй, Янь, Чжао из разрозненных и борющихся с собой – оберегающими «вне себя», чтобы объединится в империю Цинь под властью положившего конец эпохе воюющих царств первого единоличного императора Китая Ин Чжэна. Гунны ушли на Запад, а стены остались на востоке. Стены построенные как оборонительные рубежи и границы созданные движением одного человека для выживания кочевников, и общности, народов и их правителей: берлинские, советские, колониальные и олигархические, демократические и – по Аристотелю, одни из самых стойких монархических:

«Люди Цинь строили Длинную стену как защиту против варваров.

Длинная стена росла вверх, а империя катилась вниз.

Люди и сегодня смеются над ней…

Как только объявлялось, что стены будут строиться на востоке,

Обязательно сообщалось, что орды варваров напали на западе.

Они проскакивали через разрушенные стены словно по плоской земле,

Грабя что хотели и где хотели.

Когда варвары отступали, стены снова вырастали.

Строители трудились от рассвета до заката, а какова была польза.

 



  • На главную