Краткий очерк населенности древнего мира (Урланис Б. Ц.)

 

Pax Romana • 9 октября 2009 г.

Не останавливаясь специально на античной эпохе, мы все же сочли уместным, прежде чем перейти к средневековью, в самых кратких чертах дать характеристику населения древнего мира.

Интересно отметить, что весьма долгое время господствовали представления, что мир постепенно пустеет, что предстоит полное обезлюдение. Эти представления были свойственны некоторым древним. Греческий историк Диодор, во времена Августа, считал, например, что в эпоху Нина и Семирамиды, мифических основателей ассирийского и вавилонского государств, населения было гораздо больше, чем в его время.

Диодор сообщал, например, что Нин имел пехоту в 1,7 млн. и кавалерию в 210 тыс. человек, что королева Семирамида заставила работать в Вавилоне 2 млн. и имела пехоту в составе 3 млн. и кавалерию в 500 тыс. человек. Мир в I в н. э. казался Диодору опустевшим. Эта же концепция перешла к писателям XVII в. которые тоже полагали, что происходит не рост населения, а его непрерывное падение.

Надо думать, первым из этих писателей был филолог Юстус Липсиус (Lipsius), который в специальном сочинении о величине Рима пришел к выводу, что число жителей в древнем Риме равнялось 4 млн. человек. Для других городов древности Липсиус тоже называл такие же огромные цифры 1. Десятилетием позднее на вопросе о населении древнего мира остановился Воссиус, который пришел к еще большим цифрам населения города Рима. Он полагал, что в Риме было 14 млн. человек, считая при этом, что население Рима было больше, чем население трех крупных христианских государств его времени 2 .

Подобные представления о населении древнего мира от писателей XVII в. перешли к писателям XVIII в. Наиболее известным среди них был знаменитый философ Монтескье, который несколько из своих персидских писем посвятил вопросам населения.

В 112-м письме 3 он писал следующее: «Есть люди, уверяющие, что в одном только древнем городе Риме жило некогда больше народу, чем в любом большом королевстве нынешней Европы». О других европейских странах Монтескье в этом же письме писал следующее: «Греция так пустынна, что не заключает и сотой части своих древних обитателей. Испания, когда-то столь населенная, представляет собой ныне только зрелище безлюдных деревень, а Франция — ничто по сравнению с той древней Галлией, о которой повествует Цезарь. Северные страны сильно опустели. Польша и Европейская Турция теперь уже почти совсем не населены». Заканчивая, Монтескье пишет: «В конце концов, мысленно обозревая землю, я нахожу на ней только полное обветшание, будто ее только что опустошили чума и голод. Рассчитав с наибольшей точностью, какая только возможна в таких вопросах, я пришел к выводу, что теперь на земле осталась едва одна десятая часть людей 4. живших на ней в древности. И удивительно то, что ее население уменьшается с каждым днем, и, если так будет продолжаться, через 10 столетий она превра тится в пустыню».

Многие другие ученые разделяли эту точку зрения Например, некий Милак (Milack) в своей анонимной брошюре под названием «Schutzschrift fur unsere Mitburger im Reiche der Moghchkeit» 5 пишет, что Испания в античную эпоху имела 52 млн. Италия — 26 млн. человек. Вся Европа в ту пору, по Милаку, насчитывала 400—500 млн. человек!

Из этого видно, что отсутствие статистических сведений не давало возможности современникам знать об основном историческом факте — факте роста населения. Некоторым ученым казалось, что население стабильно, но многие были совершенно убеждены в том, что население уменьшается в своей численности. Почвой для этого отчасти служила общая идеализация древнего мира, свойственная эпохе Возрождения, культ античности породил совершенно преувеличенные представления о населенности древнего мира. Население Римской империи при Августе оценивалось в 410 млн. человек (Ричиоли, XVII в.).

Против всех этих преувеличений выступил в 1752 г. знаменитый английский философ Давид Юм со специальной работой «О населенности древнего мира». В этом труде он не давал новых оценок, но резко и основательно раскритиковал все старые представления.

Знаменитый английский историк Гиббон, как было уже указано, также интересовался вопросами населения и определил численность населения Римской империи при Антонинах в 120 млн человек. К этой цифре он пришел следующим путем: римских граждан было 20 млн. жителей провинций — вдвое больше, т е. 40 млн. всего свободные — 60 млн. рабов — столько же. Итого — 120 млн. человек. Расчет, как видим, чрезмерно смелый и мало обоснованный.

Помимо Гиббона, ряд других ученых оценивал население Римской империи, но в их оценках нехватало достаточно хорошего знания истории и правильного использования всех источников, которые остались нам от античного мира. Впервые это сделал Белох, который на основании тщательного анализа всего материала определил население Римской империи в 54 млн. человек (к моменту смерти Августа).

Более подробно результаты работы Белоха 6 могут быть представлены в таблице на стр. 20.

Из приведенных цифр видно, что в некоторых странах античного мира уровень плотности был чрезвычайно высок. Наибольшую плотность дает Египет — 179 человек на 1 км 2. Этот уровень плотности превзойден современным Египтом лишь в 2,5 раза. Высокая плотность древнего Египта объясняется чрезвычайно благоприятными условиями для земледелия вдоль берегов Нила. Менее высокая плотность, но все же довольно значительная, была в странах Малой Азии. В Европе плотность была ниже, даже в самой Италии — 24 человека на 1 км 2. В Галлии плотность падала до 6,3 человека и в дунайских странах до 4,7 человека на 1 км 2. Что же касается еще более отдаленных от Рима стран, то в них плотность населения была, наверно, ниже.

Следует указать, что оценка Белоха им самим была определена как минимальная, в ряде случаев действительно он дал слишком заниженные оценки, не доверяя источникам древности. В позднейших своих работах Белох несколько повысил цифры, первоначально им данные.

Население Римской империи к 14 г. н. э. по расчетам Белоха.

 



  • На главную